Владимир (karaul_family) wrote,
Владимир
karaul_family

Category:

Побег

Соров вдруг вспомнил профессионального вора, ладного альбиноса с татуированною кистью и наглыми прозрачными глазами, которого кто-то на Рождество привёл к нему с улицы, словно замерзшую собачонку. Потрясённый присутствием рояля, тот пил исключительно стоя, при этом держал на отлёте локоть, говорил девушкам вкрадчивые пошлости, а позже, вследствие каких-то невнятных, туманных, уже нетрезвых рокировок, оказался вдвоём с Владимиром Васильевичем в кухне, перед пузатою бутылкою бренди, и тихим голосом стал рассказывать об особой топографии городов, где бывал, гоняясь за своим быстрым, одноразовым, изменчивым счастьем.

Его города напоминали исхоженные вдоль и поперёк охотничьи угодья: на лугу — зайцы, в чаще — лоси, под деревьями норы лисиц и барсуков, у ручья убил ондатру, а за рогаткою кривой берёзы легавые подняли кабана. Родной город Владимира Васильевича совершенно так же, навязчиво и непристойно, приставал всю жизнь с напоминаниями.

Вот и теперь гнусно совал в окно Сорову то старую школу (по-вечернему, без гарнира из хохота, бантов и ранцев), то балкон какого-то приятеля, по слухам быстро и надёжно сошедшего с ума, то сквер полузабытых объятий, от которых ни лица, ни имени, только искусанные губы да мягкая ангорская шерсть под ладонью.

«Прекратить… это всё нужно немедленно прекратить. Еду. — Он заметался по комнате. — Но куда?!»

Электричество нельзя было пускать ни в коем случае, несмотря на быстро темнеющее небо, - свет мог привлечь с улицы кого угодно, а Владимир Васильевич отчего-то был твердо уверен: если хоть с кем-то сейчас заговорит — разобьётся, разлетится на мелкие, невосстановимые кусочки хрупкая кристаллическая верность решения. Он присел на диван, унял ноги, замер.

И тогда, в сумерках, рояль налился до краев гневом и тяжкою, избыточною, медвежьей силою, раздулся, словно гигантская жаба, заполнив собою угол до самого потолка, набычился и выгнул толстые лапы, готовясь к атаке. Он наслаждался видом неподвижной жертвы, ее гипнотическим ужасом, и никуда не спешил.

Владимир Васильевич, сжавшись, сидел против него, обхватив колени, не моргая и почти не дыша. Серая мгла текла в комнату из раскрытого окна, сгущаясь слишком быстро, словно дым. Комод, старый слуга, грузный простоватый оруженосец, вероятно, предатель, и замрёт, отвернувшись, когда, наконец, метнётся огромное, отвратительно ловкое чудовище, чтобы, ломая кости, вырывая куски плоти, упиваясь воплями и брызгая на стены кровью, с урчанием пожрать хозяина. Они получат свою долю еще теплого, капающего мяса — и комод, и портрет музыканта, длинные пальцы которого уже шевелятся в полутьме, и старый диван, пропитанный похотью нескольких поколений, и даже стулья (по небольшому кусочку), а после, почтительно склоняясь, торжественно проводят лоснящееся, сытое, надменное чудище к сверкающим воротам в преисподнюю, что уже начинают разгораться на стене страшным прямоугольником.

Соров не выдержал. Он осторожно поднялся, двигаясь исключительно на цыпочках, и сдёрнул со стула пиджак. Затем бесшумно скользнул в коридор, всё время готовый к чему-то напряжённою, соблазнительно-беззащитною спиною; схватил, не глядя себе в лицо, с полки перед зеркалом бумажник, на секунду замешкался, борясь с острым желанием поджечь на вешалке свое осеннее пальто; оказался, наконец, на лестнице, по которой сначала неудобно семенил, часто-часто работая коленями, но после приноровился толкать её подошвами изо всех сил, словно прыгая в длину, и, замирая, перелетал ступени, не думая ни о чём, лишь озираясь, как новосёл, в светлой, просторной, оставленной страхами душе. Извергнутый подъездом, плохо бегущий по удивлённому медленному вечернему тротуару, хрипящий и потный Владимир Васильевич останавливался у столбов, сгибаясь и хватаясь за них руками, сухо кашляя наждачным горлом, а потом бежал снова. Однако внутри он не переставал улыбаться.

«Не важно куда, — пульсировало в мозгу, — лишь бы отсюда. Какое хорошее слово — билет. Лишь бы отсюда. Безразлично куда».
Tags: Соров, бунт, острая любовь, страх
Subscribe

  • Обычное

    Интеллигентно должны вести себя неинтеллигенты. Для интеллигентов это не обязательно.

  • Отказ от приема пищи

    Я объявлял голодовки в пяти учреждениях трёх стран, а наблюдал их со стороны десятки. Отсюда некоторые замечания, поверхностная оценка эффективности…

  • В гостях у кота

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments