Владимир (karaul_family) wrote,
Владимир
karaul_family

Categories:

Катастрофа

Женский голос, сносно изобразивший в телефон сострадание, Соров запомнил навсегда. Отвечая с того дня на звонки, он почему-то со страхом и надеждою каждый раз ждал именно его, словно разговор не кончен, будто тот же голос, нервно похохатывая, мог извиниться за ошибку или уточнить что-нибудь не менее страшное.

Он вначале толком ничего и не понял. То есть понял, конечно, но растерялся, не зная, как вместить такое огромное горе в свое съёженное сердце. Поэтому горе некоторое время давило как бы снаружи, словно в дверь каюты тонущего корабля, сочась сквозь щели, нагнетая отчаяние и безысходность. Наконец какая-то перепонка лопнула и хлынула скорбь, мгновенно затопив до самого темени и застыв невозмутимою на сторонний взгляд гладью, но под нею невидимо задыхался человечек.

Что он узнал? Толком ничего. Самолёт исчез над Атлантикой. Рассудок, в своей обычной манере, бубнил, что, может быть, им не было страшно, что, дай бог, всё произошло мгновенно. Ночное небо в иллюминаторе, приглушённый свет в салоне для курящих; папа, наверное, читал газеты из стопки перед собою, спустив очки на самый кончик носа, улыбаясь время от времени каким-то своим мыслям и оглаживая скобкою из большого и указательного пальцев пышные седые усы. Мама смотрела на отца сбоку, откинув голову на спинку кресла, мягко утопая в чуткую дрёму, убаюканная мерным гулом моторов…

Дальнейшее, как ни старался, представить Владимир Васильевич не мог. Самолёт раз за разом просто исчезал над ночным океаном.

Странно он иногда себя чувствовал: будто стоящим через какую-то дымную пропасть от самого себя, внешнего, выкрикивая самые элементарные приказы, вроде «здоровайся», «ешь» или «улыбайся», без которых тот, внешний, — совершенно беспомощен. Откуда взялась эта пропасть, что могло находиться на дне её — Сорову было неизвестно, но иногда его посещала уверенность: однажды он обязательно встанет, содрогаясь, на край, зажмурит глаза и шагнёт вниз. Что после этого станется с тем, другим, похожим на марионетку своею полною непригодностью к самостоятельной жизни, своими длинными неумелыми руками и тонкими ножками, слишком слабыми для тысяч предстоящих верст, — Владимир Васильевич тоже не знал.

«Я позабочусь о тебе… — лукавя, кричал он через пропасть, — мы будем держаться вместе, старина!» И казалось, обоим становится легче.
Tags: Соров, капут?, острая любовь, цветы жизни
Subscribe

  • Полная выкладка

    Это я вот прямо сейчас в комнате отдыха санитаров. С проверкой нас)))

  • Думайте!

    Поступили вчера три пациента - 24, 31, 34. Как так-то? - спрашиваю. Все были на концертах. Музыка разная, больница одна. Поражения лёгких от 5 до…

  • (no subject)

    В ярком белом клиническом свете он сидит на высокой лежачей каталке посреди шокового бокса, крепко держась за поручни, в майке и кислородной маске,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments