Владимир (karaul_family) wrote,
Владимир
karaul_family

Categories:

Эволюции

Последнее, что я запомнил из должности кухонного рабочего в психбольнице, это лицо Натальи Николаевны. Мне было тридцать семь, я освободился после шести лет строгого режима полусумасшедшим христианским неофитом и устроился "кормить несчастных в доме страданий".

Вся "смена" - шеф-повар, мясник и уборщица - смотрели на меня изумлённо, весело и слегка испуганно. Я, как мне казалось, много и полезно трудился, укоризненно не курил; иногда за чаем в пряном кафельном цеху разъяснял коллегам догмат о Троице. Лишь спустя месяц благословился у батюшки хоть что-то брать домой из "списанной" еды. Мыл полы пищеблока с нескрываемым усердием. Разумеется, ничего не успевал, многое ронял, сжёг один из четырёх необходимых электрических котлов.

Однажды шеф-повар Наталья Николаевна, тридцать два года готовившая здесь блюдА, впустую перемешивала в огромном агрегате бульон и напряжённо ждала от меня вычищенных овощей. Она, у которой, несмотря на любые жилищные трудности собственных детей, суп для больных всегда хотя бы пах мясом, кричала мне через стену уже дважды, но я не отвечал, потому что велегласие не считал приличным подвижнику и стеснялся. Она, гневная и растерянная, в тяжёлых золотых цепях и кольцах, сказала вслух обо мне разные вещи, затем вытерла, наконец, руки о фартук и ворвалась в овощной цех.

Здесь хочется напомнить, что подобного сочетания имени и отчества я раньше у живых людей не встречал и где-то глубоко внутри с самого детства, вероятно, полагал, что "чистейший образец" неповторим и в ономастическом смысле. Поэтому встреча с действительною Натальей Николаевной при таких обстоятельствах оставила только дым иллюзии, в котором властная пожилая повариха с высокою причёской должна была кому-то пусть не соответствовать, но хотя бы туда стремиться.

Итак, она ворвалась, а я сидел в перепачканном синем халате за никелированным столом и пальцами отделял друг от друга соцветия Brassica oleracea. Стало очевидным, что и данный процесс, и прочие, относящиеся к супу, завершены мною не окончательно. Наталья Николаевна приказала мне немедленно отнести к бульону хотя бы то, что уже приготовлено.

Я, улыбаясь строго, но спокойно, ответил следующим образом:

- Наталья Николаевна, не ругайтесь, пожалуйста, матом.

Она мне сама это через несколько лет рассказала; мы случайно встретились и смеялись взахлёб.

А сейчас мне сорок четыре и благодаря давнему разговору с добрым знакомым trombicula я вчера дебютировал санитаром приёмного покоя петербургской больницы.

В конце суточной смены, около четырёх часов утра, когда все пациенты отвезены мною "на отделения", когда охранник провалился в кресло, а головою в собственный пиджак, когда врачи разбрелись и затихли, я достал из камеры со стальною дверью еженедельного постояльца, давно старого, пьяного и бездомного - маленького, сморщенного, едва мычащего Василия Степановича.

По причине непогоды и всякого рода личных "недержаний" он был сильно влажен, но тих, и густо смердел на кресле-каталке.

В смотровой комнате нас ждала тоненькая, хрупкая доктор Леночка; думаю, лет двадцати шести. Я представил ей Василия Степановича и хотел удалиться.

- Помогите мне, пожалуйста. Вы уже в перчатках, - попросила она, ещё немного сонная, с розоватыми скулами и губами.

Аппарат в её руках требовал освободить голени, предплечья и грудь Василия Степановича от комьев полужидкой одежды. Глядя на распухшие, пористые, фиолетовые, словно грибные, куски человека, дыша миазмами этой распадающейся плоти, доктор Леночка, в локонах, мягких туфлях и тёплой безрукавке поверх лазоревого халата, вдруг заговорила о том, что не нужно было ей поступать в медицинский и что ничего плохого она никому не сделала.

И я почему-то даже не подумал прервать её тяжёлую матерную брань.
Tags: нашел работу, неясный стыд
Subscribe

  • Покров 2020

    Опытный наблюдатель должен заметить первое, едва заметное скручивание придорожной пыли в будущий смерч. Я - опытный. Понижение социального статуса и…

  • (no subject)

    В ярком белом клиническом свете он сидит на высокой лежачей каталке посреди шокового бокса, крепко держась за поручни, в майке и кислородной маске,…

  • Мысль длиною в два па

    И посреди рассыпающегося к чертям прежнего мира я - полувековой мужчина, отягощенный юношескими желаниями и множеством завершенных сюжетов, -…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments