?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Previous Previous Next Next
Стреляй в куст, Бог виноватого сыщет (русская поговорка)
Много лет назад Жан Люк Годар, желая в очередной раз проиллюстрировать свой любимый тезис о способности камеры видеть вещи «как есть», прибег к удачно подвернувшемуся примеру: «Стоит две секунды, — сказал он, — посмотреть видео, демонстрирующее Павла Лунгина, поедающего свой йогурт в Каннах, чтобы немедленно понять, что перед вами прохвост».
http://gorod-812.ru/prisyaga-praporshhika-o-bratstve-pavla-lungina/?fbclid=IwAR1fdOLmC51w3TRdX0P7TjLgJuOAdRIxA4LPTo5md3LJxtsyEps_ozo1UBM

Tags: , ,

4 comments or Leave a comment
Началось с вяленой кабанятины. Пёстрый осетинский стол, я пьян и прожорлив. Хамон выламывает мне четыре нижних вставных передних зуба. Сложив осколки в салфетку, я взял подряд три партии в короткие нарды (странная, нервная череда кушей, дублей на костях), допил вино из рога и ушёл спать.

Знаете это чувство, когда при пробуждении сжимает горло тревогой и тоской? Когда пусть не самый приятный, но покойный в ощущениях сон исчезает мучительными неравномерными толчками, словно кто-то со злостью дёргает шнур жалюзи? Когда "и лампа у постели ненавистна, и выпростать страшнее, чем отнять"?

Скалюсь чёрною щербиной, как помойный чёрт; пришепётываю. Всё это в Цхинвале. На фоне сильнейшего абстинентного синдрома.

Но обо мне заботятся, поэтому прямо с утра есть чей-то друг-стоматолог Давид: улица Сталина, подвал справа. Уже ждёт.


В цоколе сразу кафель и два кресла с нимбами ламп. Всё, как по-настоящему, но с матерками. Небольшой волосатый Давид в футболке мои имланты хвалит, разговаривает с ними, восхищённо ласкает пальцем. Их дорогой петербургский автор по WhatsApp руководит воссоединением обломков и аварийным монтажом. При этом розовый клей я лично грею ладонях, а старик-осетин с лакированной тростью стыдит Давида, требуя вернуть пятнадцать тысяч или вставить что-нибудь другое для жевания, поскольку оплаченное жевать не может.

Покончив, Давид близко всматривается в моё лицо, после чего громко вздыхает, как бы сам себе: "полная х..ня". Кандидат медицинских наук из Петербурга вторит коллеге эвфемизмами.

Это, так сказать, геометрическая вершина событий, за которой история скользит вниз, ускоряясь и увлекая за собою людей, деньги, расстояния.Read more...Collapse )

Tags: , , ,

2 comments or Leave a comment
Южные осетины прекрасны. Их женщины красивы и строги, а мужчины горды и ранимы.

Однако вплетаясь к ним в повседневность, различаешь оттенки прекрасного, наивные полутона, из которых аланы ткут характер. Их - оттенков, полутонов, - как и самих алан, совсем мало, но в этом этническом минимализме, словно в древней, тонкой работы статуэтке, пожившей в разных интерьерах и веках, отлично виден замысел Художника. Как заметны, впрочем, сколы и щербины времени.

«Ленин хара, Ленин хура, Ленин харахура» - так выглядит на первый взгляд Цхинвал, и русским без объяснений понятно, что это значит и отчего так вышло.


Read more...Collapse )

Tags: , , ,

Leave a comment
английского языка. Гуляю каждый день вокруг озера час-полтора. Музыка надоела. Гулять ещё несколько месяцев.

Отметил, с удивлением, что все страны, где я жил когда-нибудь более четырёх недель,- германские или испаноязычные. И Стамбул с Белградом. Немцев понимаю всех, кроме баварцев; могу сказать, не вызвав раздражения; читаю. Пишу ужасно.

И вот ещё что, между прочим.

"В тенистой, тихой глубине страницы,
Среди невзрачной и густой хвои,
Нездешней красоты гнездятся птицы,
Взлелеянные, мелкие, свои."

Tags: , ,

2 comments or Leave a comment

Tags: , ,

3 comments or Leave a comment
Аргентина. Дамам с нежною душою по ссылке не ходить - там фотография трупа.
https://www.clarin.com/policiales/ladron-linchado-ciudad-evita-preso-homicidio_0_w1pTHgMFI.html

"...Два вора сбежали, расталкивая людей. Но третий был пойман религиозной процессией Страстной пятницы, двигавшейся по улице.

Неизвестно, кто именно из процессии положил его ничком, связал ему руки шнурками и держал его. Но прежде его избили. От побоев грабитель скончался..."

С одной стороны, представил Крестный ход где-нибудь во Пскове, азартно топчущий случайного татуированного налётчика. Маловероятно. Немыслимо даже. Другие мы всё-таки. В такие моменты, по крайней мере.

С другой стороны, до странности рифмуется с крестною смертью Благоразумного Разбойника. Вдруг успел (снова музыка неба) линчёванный "возвести очи горе" в мгновение последней боли и - "нынче же будешь со Мною в раю". Нет же ограничений и алгоритмов.

Tags: , ,

Leave a comment
Кто-нибудь уже подкладывал в художественный текст музыку? Идеальным кажется, если прога через онлайн-камеру следит за зрачком, и когда взгляд падает на начало абзаца или длинного сложносочиненного периода, звучит встроенный аудиоплеер: песня, мелодия, кусок. Два-три места на роман. Даже пусть одно. Распаковал библиотечный файл и прога пошла.

Я читаю под аккомпанемент лет с девяти.Read more...Collapse )







Запись сделана с помощью m.livejournal.com.

Tags:

3 comments or Leave a comment
Привычка находить хорошее в событиях дурных и ужасных выхолащивает; она решительно вредна и унизительна. Я перестаю различать оттенки горя и неприятностей, испытывать важные тонкости боли, теряю дарованное волоскам души (как живая кисть рисовальщика) осязание. Говоря проще, превращаю собственного байрона в адама смита, прячу живое, цветастое, алёхинское, присущее, я уверен, каждому, в могущественном и невыносимо унылом deep blue. Один придумал душ, другой предложил разрез пододеяльника сбоку. Оба вроде молодцы, но мотивация очевидно разная. Не знаю, как ещё объяснить.

Исчерпывание происходящего до дна – в этом единственный смысл жизни. Не важно, что произошло, - важно то, как я чувствую. Но когда я вычисляю, вычленяю и, в конце концов, как навозная муха, с отточенною ловкостью вырабатываю долю положительного из дурных или ужасных событий, происходящее обессмысливается, обесценивается, обескураживается, - оно ведь вообще смонтировано и действует только для конкретного меня, ради моих переживаний, различения духов, выведения мучительных гусей, ради всегда ошибочных терзаний.

И Христос, похоже, так делать не велел. И следующая за упомянутою привычкою чёрствость мажет поверх цинизмом (мне недостаёт), соскабливать который после - та ещё радость.

Обезболивает, знаю, или словно надёжный мелкий козырь супротив пакости или потерь. Но вот я, например, предпочитаю помучиться. И переживать всё по-настоящему - без этой мелочи на сдачу.



Аскет, кстати, - вполне Deep Blue. И, подобно машине, мощно, бесстыдно, вызывающе, почти идеально скучен. Чем, наверное, и дорог.

За каждым абзацем, разумеется, только я. Всё без аргументов.

Tags: , , ,

Leave a comment
"Представь, любимая, огромное, до горизонта, поле из лилового снега с горбом багрового заката и переливчатое небо - словно маслянистая нефть на асфальте. Невдалеке, силуэтами, колышутся чёрные куклы оленей; они тихо, рассыпчато фырчат.

Позади меня высокий чум; в мерцающем угольнике проёма раскосая девушка с татуированным лицом, в ритуальных, колдовских мехах. Рисунок на её щеках и геометрический орнамент малицы сливаются в мучительный узор, который кружится и звенит у меня внутри, - или это бубенцы в её змеиных косах? Я не знаю.

Пьян ли я? И – да, и – нет. Тёплый от крови нож старого ханта лежит у меня на ладони, я что-то должен – и ножу, и ханту, но что – не вспомнить. Капли оленьей жизни тяжело падают мне на кисы, прожигают снег у моих ног; я думаю только о тебе, любимая, будто заклинаю твоим именем здешних демонов, и другого щита мне теперь не сыскать.

Девушка протягивает чашу; за её спиною оранжевые сполохи теней и урчание шамана, я пью, как жил, – до дна, любимая, до дна. И в последнем трепете бубна, уже раскинув руки на снегу, глядя в далёкую жирную нефть, слышу твоё имя. Как затихающий ответ. Как вечный оберег."

Tags: , , ,

Leave a comment
Идеально выутюженные брюки открывали невозможные вязаные носки Палыча (так с первой встречи настройщик просил себя называть), когда, одновременно горбясь и балансируя на цыпочках, он тянулся к распахнутым внутренностям рояля. Владимир Васильевич с дивана наблюдал за работою. Весь какой-то чрезвычайно маленький, с миниатюрными ручками, ножками, глазками, в синем, обязательно, берете и кофте на пуговицах, с седыми прядями из-под берета на ушки, с аккуратным прожильчатым клювом между терракотовыми щеками, Палыч и без внешних причин всегда имел в лице немного удивлённое выражение. Сорова он раздражал и притягивал, как дети.

— Мои родители погибли, — внезапно сказал Владимир Васильевич. И добавил: — в авиакатастрофе.

— Простите?.. — Палыч обернулся, не разгибаясь. Его седые брови поползли вверх и скрылись под беретом. Зад при этом не шелохнулся. В руках дрожал живой ливер рояля.

— Самолёт просто исчез, представляете? И больше ничего не известно. Я понять не могу…

Владимир Васильевич вдруг шумно, мокро, как-то кратко, но обильно разрыдался. За все эти годы они говорили совсем немного; по телефону, пожалуй, даже больше, чем в глаза. Обыкновенно молчали: после Палыч деликатно кусал пряники, восхищался вкусом самого обыкновенного чая, жмурясь и качая головою после каждого глотка, а когда принимался отбивать детскими пальчиками легкую дробь, Владимир Васильевич предлагал ему рюмочку. О мире настройщика Владимир Васильевич не имел ни малейшего представления. Палыч выпрямился, подошел к дивану, протирая ладони крупным платком, и сел рядом.

— Возьмите.

После рук не хотелось:
- Спасибо. Уже всё.Read more...Collapse )

Tags: , , ,

2 comments or Leave a comment