Category: авто

Category was added automatically. Read all entries about "авто".

Записи состояния

Высокий сухощавый блондин бережно ловит локоть нервной красавицы в брючном костюме тёмно-зелёного цвета.

Одинокая, нарядная, крупно-беременная домохозяйка молится на тяжёлые дубовые двери; их размыкание каждый раз обещает ей чудо. Надеюсь, она дождалась, и просто на улицах сегодня особенно трудно автомобилям.

Юноша в спортивных брюках приглаживает волосы напротив золотого великанского зеркала. Его тоненькая спутница на диване рядом со мной мнёт коленями сигарету, не решаясь отлучиться.

Полный господин с седыми висками, стоя позади глубокого кресла, что-то бормочет в плюмаж решительно накрашенной даме.

Азербайджанец, похожий на сытую смерть, хмуро косится на пожилую и несомненно зарегистрированную в Петербурге избранницу.
Collapse )
ондатр

Городское

Любопытно всё же, как высокомерно Петербург сохраняет архитектурно-сословную структуру. Мои площади - не Дворцовая или Исаакивская, с их холодным, недоступным моему разночинному вкусу пафосом, а Льва Толстого и Австрийская, и если выбирать из Больших, то не Морская, а Пушкарская. Жилые кварталы не на островах - плебейские в любом исполнении, просто в силу доминирующей топографии.

Вышел вчера с именин очень пьяным. Видимо, ловил такси. Сознание зажглось вдруг в каком-то автомобиле с двумя незнакомыми молодыми дагестанцами на бессмысленном конце города. Говорить не мог, открыл крупный складной нож. Сообразив, наверное, теоретическую прибыль и риски, юноши высадили меня наружу. Полтора часа шёл зачем-то пешком. Настаиваю, что в костюме нож следует доставать из заднего кармана брюк. Город ночью удивительный.
ондатр

Объяснительная, дамы и господа. Плюс Барышников

Сегодня, в воскресенье, я впервые за десять лет зарядил в лицо человеку. Вы не поверите, за манеры. Выбил передний зуб. Он как-то прыгнул мне навстречу из-под свода арочного тоннеля в петербургский двор-колодец, где в квартире на первом этаже уже почти восемнадцать лет живу я с женою и детьми. Здесь всего на дворе, может, двадцать квартир, из которых шесть-семь коммунальных. Человек сорок. Ну, не больше пятидесяти. Лучшие, так сказать, годы родной страны прожили вместе. Да и свои тоже, наверное. В центре-то Петербурга.

Высокий молодой человек лет тридцати с претензиями на унисекс, доселе, замечу специально, мною ни разу не виденный, визжал про половые органы на приближающегося водителя мебельного автофургона, перегородившего своею колымагою выполз право-управляемого автомобиля потерпевшего. Повторяю, ни этот гусь, ни тот, ни их разномастные кони раньше мне в жизни никогда не встречались. Никому не выехать со двора, мне не въехать: в арке между нами - фургон, болван-водила где-то бродил с полчаса без мобильной связи, узбеки грузили мебель, юноша всё это время томился, а я к себе только-только свернул. С любимою женою на пассажирском сидении. И тут сразу - давай, без подготовки: танго "возвращение шофёра" у моей водительской двери.

Нет, вру - я уже в настроении. Двадцать пять минут назад посреди пустого проспекта другой красавец сдал фаркопом мне в фару, сунул безобразно мало денег и, прекрасно что-то спев, отскочил. Исполнил, что называется, на глазах моей же изумлённой супруги. Вот, мы с нею оттуда и возвращаемся.

Я сперва ребятам реплики подаю, дескать, не надо, братцы, кидаться словами. Хорош матом орать. Жена, мол, вокруг. Дети всякие. И вообще - день.

Однако легковому не уняться.
- Мой двор, - кричит. С неприятными прилагательными и обстоятельствами, - а выехать невозможно! Чего вы тут, расслабились?

Ладно, думаю.

Уполз я машиною с тротуара обратно на проезжую улицу, вышел, пропустил фургон, открывший путь потерпевшему, а затем активно попросил его остановиться в арке и припал к раскрытому окошку над рулём справа.

- Кто ты? - спрашиваю.
- Комнату здесь снял, - отвечает. Управляющему жизнью быдло небо застит. Комнату снял, а уважения ноль. По матери их надо сразу, по матери.
- Такое кричать на людей давно не модно, - докладываю ему ситуацию, - тем более, днём по-трезвяни в этом дворе.

И знаете, что слышу? "Тебе-то чего?"

Слова вообще слабы в определённом смысле. Понимаю, что кульминацию неожиданных чувств мне в рассказе не передать. Но, возможно, кто-то поймёт.

- Ты сломал мне зуб, - сказал юноша. И какое-то ругательство. Я дал ещё раза. И ушёл. К жене, в автомобиль.

А потерпевший, проезжая, так мило фотографировал нас всех на айфон, что я ему простил .

И теперь переживаю, честно. Десять лет не поднимал кулак на человека. Сегодня как-то всё сошлось. Жаль.

А видео не об этом, просто здоровское попалось, делюсь. Хоть флудить и нехорошо.

ондатр

Ужас и покой у переезда

Зимою сотрудники ГИБДД похожи на котов - округлы, ленивы и местами полосаты. Вполне хищны, если голодны или со скуки. Умеют быть внезапными и бесшумными. Теперь я об этом знаю и живу на измене, как голубь. Со среды, 13 февраля 2013 года.

В семь утра я сонно глядел сквозь лобовое стекло на пустую, уходящую в грязную даль дорогу за перечёркнутым переездом, когда сзади вкрадчивый голос произнёс: "здравствуйте!" Никаких источников добрых пожеланий там быть не могло, поскольку сидения галёрки я повалил ничком и весь круп ниссана забил театральными декорациями кукольного спектакля. "Куклы!" - первое, что я подумал, и попытался вырваться из фильма ужасов сразу, из титров. Однако, нагнетая кошмар, водительская дверь оказалась заблокированной. Пока я, пугая путевую обходчицу, бился изнутри о стекло, разум требовал рациональных объяснений.

Прямо перед окошком возник силуэт человека, я отпрянул, но с облегчением по вторичным признакам на рукавах опознал сотрудника ГИБДД. Оказалось, что, загружая декорации, я каким-то случайным образом оставил неприкрытой щёлку левого заднего окна, к каковой и приник губами игривый полицейский.

Пережив столь яркие эмоции, я согласился бы, вероятно, и на большее, но он лишь захотел, чтоб я в него дышал. Возможно, он просто замёрз и грел таким образом щёки. А может быть, я, подобно Творцу, вдул жизнь восходящего дня в нового Адама, который, как ему и следует, пошёл искать грехопадения вдоль вереницы выстроившихся у переезда автомашин.
ондатр

Выступил я намедни в лёгком жанре

Мой сын Паша ушёл в армию так стремительно, что успел продать свою ВАЗ2104 за 40000 руб., потратить вырученные средства на женщин и детей, однако отогнать её новому владельцу, такому же 19-летнему балбесу, не умеющему управлять даже юлой, времени, конечно, не хватило. Уже с малого противолодочного крейсера Паша флажками попросил об этом какого-то приятеля, но тот тупил две недели, в течение которых на Васильевском острове четвёрке вскрыли капот и удалили некоторые жизненно важные органы.

Тут вступаю я. Буксировать "Х4" до СТО, где ей трансплантируют необходимое, я согласился с третьего раза и то только при условии, что вся суета по присоединению посторонних транспортных средств к нашему с ниссаном заду меня не коснётся, - я тихо рулю своим хтрейлом и не выхожу из него ни при каких обстоятельствах. Для всех прочих телодвижений был вызван лучший Пашин друг, который к тому же знал, где умирает этот бывший автомобиль моего военно-морского сына.

Прибыв на место, я был поражён. С четвёрки сняли всё: фары по кругу, сиденья, ручки дверей и даже номера. Мало того, за тот месяц, что я её не видел, она покрылась ржавыми пятнами в самых неожиданных местах. Например, посередине передней пассажирской двери. Под капотом лежала пустая бутылка от кока-колы, две мятые банки энергетика и металлический предмет, в котором Пашин друг Богдан сомневался: "это, - задумчиво сказал он, - или мотор или головка". Больше не было ничего, двигательный отсек напоминал пустой и очень грязный багажник. Я позвонил Паше на флот и без всякого Морзе прямо спросил: что это, сынок? Однако матроса Пашу на жалость не возьмёшь, поэтому Богдан немедленно привязал этот позорный труп к моему автомобилю, сел внутри трупа на овощной ящик и мы тронулись. Но не совсем, а точнее, не очень далеко, поскольку одно из колёс аппарата (какая ирония!) оказалось пробитым.

Богдан демонтировал этому чудовищу конечность и отправился в полицейский участок - заявлять об утрате государственных номерных знаков. Я же вернулся домой ужинать, потому что нервы мои нуждались в свиной котлете с зелёным горошком и чашке чёрного кофе.

Дальнейшие события происходили, слава Богу, уже без моего участия. Когда Богдан, после мучительного заявления в 16 о\п Василеостровского р-на, портящего, разумеется, всю статистику отдела, прикручивал колесо на место и намеревался вновь втянуть меня в это безумие, к нему подошли двое. В ответ на их любопытство Богдан предъявил документы на автомобиль. Мужчины пожали плечами и предложили заглянуть на соседний двор, где бывший сыновний конь спокойно стоял без всяких внешних повреждений, поблескивая фарами и хромированными элементами. А владельца этого аппарата они, дескать, хорошо знают и, пожалуй, готовы даже потревожить. От чего Богдану пришлось отказаться за двести тридцать четыре рубля и двенадцать сигарет PALL MALL. Это всё, что у него оставалось после шиномонтажа. Можно представить нечаянную радость дворовых кутил, сперва удивлённых посторонней заботой о груде ржавого металла, а потом и сорвавших на этом куш.

Более ничего интересного в тот вечер не происходило. Пашина поднадзорная четвёрка отправилась в ремонт, а уродливый самозванец водворён на место. Богдан хохотал в дежурной части с майором, который даже в протоколе написал что-то матом, а потом закрашивал это слово белым, словно дворник на заборе.
Паша, наверное, мечтал о Средиземном море и Панамском канале, глядя на тихую рябь кронштадтского рейда. Я перед сном, по обыкновению, на своей маленькой кухне раскурил Romeo No.1 и подумал: а ведь подобное, в сущности, бывает только в самом незатейливом кино и, пожалуй, если кому рассказать, то никто в произошедшее не поверит.

паша

А это, собственно, и есть теперешний Паша.