Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

ондатр

Августинский монастырь в селе Эразма Роттердамского округа Гиммлера земли, допустим, Нижняя Саксония

Да ещё и на Национал-Социалистической улице.
Мужская Успения Пресвятой Богородицы Калужская Тихонова пустынь села Льва Толстого Дзержинского района Калужской области, ул. Советская, 19. http://eparhia-kaluga.ru/kaluzhskaja-eparhija/monastyri/tihonova-pustyn.html
ондатр

Маленькие радости

Я, господа и дамы, наверное трус. Скажу больше: я то самое несчастное животное, которому не выдали рога ввиду склочного характера. А как ещё можно охарактеризовать человека, ежедневно испытывающего желание набить морды двум-трём журналистам, совету директоров банка "Санкт-Петербург" и одному жж-комментатору, который, к тому же, вероятнее всего, безмордый бот? Ведь, в сущности, останавливает лишь вера в совершенство ближнего: вдруг кто-либо из них окажется боксёром, гипертоником или кичеджой? Побьёт, помрёт или посадит. Не знаешь даже, что выбрать.

Но к пятнице я всё в себе преодолел и подрался. С двумя магометанами. Один меня держал, другой бил. Я предложил иногда меняться. Хорошо ещё, что вешу почти сто десять, - они быстро устали, и я контратаковал. Победила молодость - их ландкрузер ушёл со старта раньше, чем я до него добрёл. А главное, что всё это на улице Мира, названию которой я так наивно доверился и подрезал крузак у самого "Золлингена". В своё оправдание могу лишь отметить, что нисколько не торопился, но совершал маневр вдумчиво и осторожно, направляя клюв так, чтобы обгоняющая меня справа машина уворачивалась от меня же в припаркованную на радиусе Австрийской площади снегоуборочную технику. Всё это при удручающем отсутствии зрителей, арбитров и других участников, в пять часов утра.

Предысторию вынесем за скобки. Я это всё, собственно, к чему. По результатам ночного рандеву решил худеть; стоял на тренировке по волейболу. Выпросил у тестя гирю, но он, похоже, решил, что я снова давлю виноград на брагу, - дважды спросил, когда можно заехать. Жена не разговаривает, однако спрятала куда-то совсем новую коробку Коибы эспендидос. Дочь больно ткнула меня в заплывший глаз и требует сходить с ней в школу. Сын Паша стыдит в телефон из своего ВМФ на всё Балтийское побережье: "Ты же, - кричит, - отец старшего моториста!" Я, конечно, прошу его не преувеличивать.

Но, согласитесь, как же это славно, оказывается, - чувствовать внимание к себе самого себя и ближних, и какими порою неожиданными путями это внимание к нам, бестолковым стареющим трусам, снисходит!
ондатр

Выступил я намедни в лёгком жанре

Мой сын Паша ушёл в армию так стремительно, что успел продать свою ВАЗ2104 за 40000 руб., потратить вырученные средства на женщин и детей, однако отогнать её новому владельцу, такому же 19-летнему балбесу, не умеющему управлять даже юлой, времени, конечно, не хватило. Уже с малого противолодочного крейсера Паша флажками попросил об этом какого-то приятеля, но тот тупил две недели, в течение которых на Васильевском острове четвёрке вскрыли капот и удалили некоторые жизненно важные органы.

Тут вступаю я. Буксировать "Х4" до СТО, где ей трансплантируют необходимое, я согласился с третьего раза и то только при условии, что вся суета по присоединению посторонних транспортных средств к нашему с ниссаном заду меня не коснётся, - я тихо рулю своим хтрейлом и не выхожу из него ни при каких обстоятельствах. Для всех прочих телодвижений был вызван лучший Пашин друг, который к тому же знал, где умирает этот бывший автомобиль моего военно-морского сына.

Прибыв на место, я был поражён. С четвёрки сняли всё: фары по кругу, сиденья, ручки дверей и даже номера. Мало того, за тот месяц, что я её не видел, она покрылась ржавыми пятнами в самых неожиданных местах. Например, посередине передней пассажирской двери. Под капотом лежала пустая бутылка от кока-колы, две мятые банки энергетика и металлический предмет, в котором Пашин друг Богдан сомневался: "это, - задумчиво сказал он, - или мотор или головка". Больше не было ничего, двигательный отсек напоминал пустой и очень грязный багажник. Я позвонил Паше на флот и без всякого Морзе прямо спросил: что это, сынок? Однако матроса Пашу на жалость не возьмёшь, поэтому Богдан немедленно привязал этот позорный труп к моему автомобилю, сел внутри трупа на овощной ящик и мы тронулись. Но не совсем, а точнее, не очень далеко, поскольку одно из колёс аппарата (какая ирония!) оказалось пробитым.

Богдан демонтировал этому чудовищу конечность и отправился в полицейский участок - заявлять об утрате государственных номерных знаков. Я же вернулся домой ужинать, потому что нервы мои нуждались в свиной котлете с зелёным горошком и чашке чёрного кофе.

Дальнейшие события происходили, слава Богу, уже без моего участия. Когда Богдан, после мучительного заявления в 16 о\п Василеостровского р-на, портящего, разумеется, всю статистику отдела, прикручивал колесо на место и намеревался вновь втянуть меня в это безумие, к нему подошли двое. В ответ на их любопытство Богдан предъявил документы на автомобиль. Мужчины пожали плечами и предложили заглянуть на соседний двор, где бывший сыновний конь спокойно стоял без всяких внешних повреждений, поблескивая фарами и хромированными элементами. А владельца этого аппарата они, дескать, хорошо знают и, пожалуй, готовы даже потревожить. От чего Богдану пришлось отказаться за двести тридцать четыре рубля и двенадцать сигарет PALL MALL. Это всё, что у него оставалось после шиномонтажа. Можно представить нечаянную радость дворовых кутил, сперва удивлённых посторонней заботой о груде ржавого металла, а потом и сорвавших на этом куш.

Более ничего интересного в тот вечер не происходило. Пашина поднадзорная четвёрка отправилась в ремонт, а уродливый самозванец водворён на место. Богдан хохотал в дежурной части с майором, который даже в протоколе написал что-то матом, а потом закрашивал это слово белым, словно дворник на заборе.
Паша, наверное, мечтал о Средиземном море и Панамском канале, глядя на тихую рябь кронштадтского рейда. Я перед сном, по обыкновению, на своей маленькой кухне раскурил Romeo No.1 и подумал: а ведь подобное, в сущности, бывает только в самом незатейливом кино и, пожалуй, если кому рассказать, то никто в произошедшее не поверит.

паша

А это, собственно, и есть теперешний Паша.
закрыто

Затейники

К набережной лейтенанта Шмидта, что у Благовещенского моста, намертво пришвартовано небольшое судно под именем "Мария". Судя по развесистой рекламе, на его борту действует ночной клуб "Тутси-бар", предлагающий среди прочих наслаждений эротические приват-танцы.

Видимо, к Пасхе готовились и здесь. На Светлый понедельник вдоль всей палубы вывесили баннер в радостном красном цвете: "РУССКИЙ СТРИПТИЗ".
закрыто

Тост на масленицу

Я буду краток и смел.
Ложь, дамы и господа, самое многочисленное растение на современных информационных полях. Мы настолько привыкли к этому всепроникающему сорняку, что, откровенно говоря, уже не возмущаемся, встречая вместо ожидаемых ростков надежды - заросли лжи, вместо прекрасных цветов ясности и добра - уродливые переплетения изворотливости и лицемерия. Мы лишь пожимаем плечами и, ступая, высоко поднимаем ноги, чтобы не ободрать колен жёсткими шипами разочарования.
Мы непрерывно врём сами, учим лгать своих детей, одобрительно улыбаемся, встречая особенно ловкий обман. Мы уже оставили попытки различения лжи, мы машем рукою: что есть истина? - спрашиваем мы, подразумевая невозможность распознать лжеца.
Взгляните: при том, что люди достигли виртуозного мастерства в искусстве обмана, им этого мало, они стремятся к совершенству: всё чаще лжец сам трогательно верит тому, что врёт, - тем самым им достигается высшая степень достоверности, на которую, однако, всё равно попадаются единицы, ибо никто нынче не верит никому.
Впрочем, сама необходимость верить уже, в сущности, ни для чего не нужна - жизнь мы устраиваем так, что ложь не в состоянии причинить нам значительного вреда, ни материального, ни сердечного. Укалывает, конечно, в особенности от близких или власть предержащих, но как-то терпимо, даже привычно, словно источник боли находится внутри нас, вроде геморроидальной шишки или давно раскрошенного зуба.

Дамы и господа! Подводя итог, я хочу выпить за тех, кто врёт, - потому что им трудно.
Я также хочу выпить за тех, кто внимает лжецам, - потому что их жалко.
Но больше всего я хочу выпить за всех вас, за каждого сидящего за этим столом, - потому что вижу, как вам трудно, и чувствую, как вам меня жалко.

Держитесь, дорогие! Ваше здоровье!