Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Отдельный случай пионерского оппортунизма

В сентябре 1984 года мы с другом заняли высшие партийные должности. Обошлось без интриг, подкупа и шантажа — старшая пионерская вожатая просто представила нас, вполне известных в школе буйным нравом безальтернативных претендентов, нашим же товарищам, но со сцены актового зала. Я баллотировался на должность председателя Совета Дружины, Саня с девятого этажа обязан был стать комиссаром.

Благодаря даже не росту, а длине, я в течение предыдущего учебного года носил бархатное знамя дружины по любому подходящему поводу. Саня правильно бил в барабан. Наши выступления приходились на время уроков, а домашние задания партийным деятелям в обязанность не вменялись. Отсюда развилась идея полного овладения привилегиями. Мы до сих пор надеемся, что энергией нашей карьеры служил мой флирт с семнадцатилетней руководительницей. Я даже почти уверен.

Collapse )

Ко дню победы

Колька Чугунов - это Клим Чугункин, Астафьев беспощаден.

Я нисколько не сомневаюсь, что в жизни моих воевавших дедов, Наума Рутмана и Алексея Бовкуна, вплетены события и решения, за которые, знай я о них, мне было бы невыносимо стыдно. Христос полагает, что человек вообще без греха невозможен, и это самая утешительная мысль. Но тем же Богом устроено так, что мне ничего толком о них не известно.

Победу над немцами 1945 года нужно писать с маленькой, значимой буквы, точно говоря о тяжелейшем преодолении чумы помешанным. Отцы Наума и Алексея - фигуры полумифические, отчасти табуированные, невосстановимые; из моего генеалогического древа вырезана мертвая рогатка, прочее бесследно сожжено в красной топке. Collapse )

Приобретение

Вот такого гуся уволок к себе позавчера из приюта:


Лет восемь по слухам и выражению лица. Дорианом зовут отчего-то. Биография сомнительная. Ведет себя зайчиком, когти огромные, изолироваться согласен.
ондатр

Танго

ЦАР. Погибнуть от рук дикарей - хорошая смерть для мужчины, сахиба и журналиста, честная, правильная. Прекрасная точка, кода, финал. Завидую без ограничений и оговорок.

Шестое занятие в кружке танго. Гнёт простых шуток ужасен. Терплю и улыбаюсь. Танцем я, похоже, захвачен.
ондатр

"Озеро Ан-Ласс". Письмо к княгине

"Княгиня, гнев не лечит раны.
Готовясь в путь, молюсь о Вас.
Чуть свет проводят шарлатаны
Меня на озеро Ан-Ласс.

Известна Вам, надеюсь, слава
Его мистического дна,
Хотя, уверен, ни одна
Сорока не украла права

Что ад узрев, что воды те,
Вернуться с вестью на хвосте.

Внимаю мифам безрассудно?
Пожалуй, да. Однако слух
Души моей исправить трудно
Ланцетом женских оплеух.

Безумие дорожных сборов
Родит порою дивный бред:
Достойны истинных побед
Ваш честный взгляд и пылкий норов.

Ужель Вам было бы не жаль
Надежды призрачную даль

Отдать нетронутою в руки
Уже отнявшие - пусть так! -
Супруга - походя, от скуки,
Как ветер скомканный пустяк?

Дурна оказия, не спорю.
Но если позабыть о ней
И за любовью, как Орфей,
Сойти навстречу злу и горю?..

Важнее, впрочем, чтить вражду.
Я Вас, конечно же, не жду."
ондатр

"Озеро Ан-Ласс". Княгиня

"Её решимость (вызнал позже)
Росла средь княжеских палат
В наивной дикости Карпат:
Крестьянам - кнут, дворовым - вожжи;

Отец не раз на кол при ней
Сажал воров и бунтарей.

Европа, милая Европа!
Излишни в срамном уголке
Листы от фиги до иссопа,
Поскольку мчишься на быке

Прогресса! Всё укрыто чудно:
"Права окраинная плеть
Уж тем, что можно сожалеть
О варварстве её прилюдно."

Быка задорит вонь окрест
Укромных европейских мест...

Латынь с монашкою зубрила.
Стрелять учили егеря, -
Харибду обнимала Сцилла:
Идти на крест монастыря

Иль стать мегерой полновластной -
Женой тирана смежных гор -
Таков назначенный простор
Девице резвой и несчастной.

Мечтала что-нибудь сама?
Молчат могила и тюрьма.

Однако Бог раздвинул сцену,
Сыграв родителю финал.
На Гиппократа Авиценну
Отец некстати променял.

Персидский лекарь почки князя
Новейшим средством поразив,
Сбежал от камня, как Сизиф.
Домашний грек придумал мази,

Отец их съел и, грезя вслух,
Благополучно отдал дух.

Руки сиротки древней крови
С фамильным замком и гербом
Искали лорды и панове,
Курфюрст представился рабом,

Варяжский конунг слал баллады
Топорной северной резьбы,
Сожгли амбар и две избы
Сватов нетрезвые отряды.

Княжна - задумчива, тиха -
Брала лишь куклы да меха...

Смеясь, но с затаённой грустью
Сама княгиня много раз
Вела к родному захолустью
Иным начавшийся рассказ."
ондатр

Ан-Ласс. Отец

"- Ценили дружбу больше жизни
На службе русского Царя, -
В упрёк действительной отчизне,
Со мной, мальчишкой, говоря,

Скучал отец мой о России,
Походах, блеске при дворе,
О чудных образах Мессии
И крупной карточной игре.

Имея офицерский чин
И смутных тысячу причин,

Коня и шпагу с нервным жалом,
Исчез однажды в русской мгле.
Вернулся стройным генералом,
Без слуг, верхом, в простом седле

Со мною - крошкой в лисьей шубке.
О матери моей смолчал
И смерть - начало всех начал -
Встречал дымком короткой трубки.

Граф Сирин был мне образцом
В мечтах, разбуженных отцом."
ондатр

"Озеро Ан-Ласс". Княгиня

"Отряд боготворил Полину.
Неудержимая, как ртуть,
В седле, как кошка, выгнув спину,
Сама отыскивала путь,

Сама охотилась на волка,
Ночами пела у костра
И кровь смывала, как сестра,
Шарфами ангельского шёлка.

Я помню, ночью первый бой -
Укрыли женщин за собой;

Она сбежала от Агнессы,
Стреляла (правда, второпях)
И песнопениями мессы
В потёмках наводила страх.

Сержанта Германна шутливо
На марше дразнят из рядов:
- Небось, подохнуть ты готов
За это княжеское диво!

- Что жизнь, - ворчит, - за пару лент
Сержантский отдал бы патент"...
ондатр

И ещё из "Озера Ан-Ласс"

На плитах каменного пола
Щербины покаянных лбов.
О, скольких ты перемолола
Князей в бесчувственных рабов,

Тюрьма! Твои сжимая прутья,
Как рукояти верных шпаг,
Мы вновь и вновь замедлим шаг
В грязи былого перепутья...

Зима, ночь, ветер. Стынут рты.
Тиберий мне, из темноты:

- Согласно карте здесь граница
Цивилизованных земель.
Устали кони. Повар злится.
Крепчает, кажется, метель.

Огни по ходу видел, справа,
Должно быть, постоялый двор.
Часах в пяти отсюда - бор,
За ним - последняя застава.

- Княгиня что? - Теряет стать.
- Прекрасно. Едем ночевать.