Category: коронавирус

Category was added automatically. Read all entries about "коронавирус".

Свежайшее

Ночь, длинный яркий коридор приемного покоя. Я веду на хирургическое отделение пациентку двадцати шести лет с "острым аппендицитом?" (именно так, удивлённый горб на лице истории болезни) и подтверждённым covid-19. Веду пешком, потому что "сильно болит и страшно, но не поеду я ни в каком кресле". Идти шагов пятьдесят к лифту, затем стоять пять этажей, а после ковылять по хирургическому отделению до постели ещё минут десять. Беспокоясь, я немного взвинчен.

Встречный кардиолог смены вдруг просит свозить только поступившего лежачего пациента на томографию. Немедленно.

- Должны успеть, - пожимает плечами. - А может, - поднимая указательный палец синей резиновой перчатки, - и до койки в реанимации доживёт. Девушку верните в бокс, - добавляет она мягким голосом. Вообще говоря, это крайняя редкость, force majeure.

Два существа, запаянные в жуткие костюмы, сквозь респираторы и капюшоны кричат пред ней о смерти, - так, вероятно, выглядит сцена из зала.

- Возвращаемся, - сообщаю публике, - назад. Держитесь. Видите как?

Она видит.

Далее - каталка, старый голый мужчина, клёкот кислородной банки. Collapse )

Вариант жопы

Поскольку мы едва ли не единственные из "неразмытых" обратно после весеннего ковида многопрофильных больниц и точно уникальные по Петербургу с Героем России во главе, все замерли и ждали, откуда прилетит. И вот, собственно.

Последние две недели к нам - нарастающим изо дня в день числом - свозят самых тяжёлых, запущенных и пожилых пациентов, заподозренных в пневмонии. Из десятка больниц города и области и неотложками из дома. Фактически помирать. Это помимо других возрастов, но преобладающе. Первые ласточки-санитарки увольняются: две большие палаты с лежачими стариками, ходящими под себя, это не прежняя нагрузка в кардиологическом отделении. И доплата примерно в тридцатку сути не меняет - просто другая работа. Я их понимаю. Все четыре реанимации заполнены стариками в критическом состоянии.

Если так пойдёт - а пока других предпосылок нет - больница превратится в пневманический хоспис. За вчерашнюю смену я принял пятьдесят одного пациента, из которых тридцать два лежачих, на каталках. К слову, из узкопрофильного: сломался лифт в энергичный - по ситуации - морг, и мы вчетвером (два санитара, два врача с отделений) на брезентовых носилках поднимаем тела лестничным пролётом ближе к небу. От двух до пяти раз за сутки. Одновременно крякнул некий узел единственного томографа больницы, который узел теперь нужно при посредстве тендера закупать в Солт-Лейк-Сити, поэтому мы с сентября и не ранее чем по ноябрь водим-возим больных на КТ-исследование в самый дальний корпус больницы, где прилепившаяся когда-то давно частная клиника оказывает нам коммерческую услугу.

В довершение какая-то сволочь, видимо, из экономических соображений, отключила бойлер в душевой мужской раздевалки. Я охренел сегодня после довольно жестокого дежурства от подобного бытового коварства. Однако ждать воду сил не было, я скрутил и выкурил сигарету, помылся, вскрикивая, и спустя пятнадцать минут завтракал у ранних грузин на углу Среднегаванского и Шевченки. Немного коньяку - и спать.