Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

закрыто

Две метафоры

- Мы с разных планет, - выдохнула давеча Анечка, словно этим наконец всё объяснилось. Небесное тело красивых учительниц музыки исполнено правды и чистоты, при этом лишено дурных наклонностей, вульгарной непосредственности и опыта осознанного зла.

Когда женщину чуть отпускает первое сердечное влечение, ей должно припоминаться, что зрелый кавалер из накоплений имеет за душой лишь две странные работы, приёмного кота и длинное уголовное прошлое. Однако Анечка надела новый летний сарафан с биркой и, кружась по гостиной, оказалась от меня очень близко. Подобные всполохи каждый раз заливаются близостью.

Реанимационные автомобили скорой помощи стали выстраиваться своей особенной очередью. Места в отделениях интенсивной терапии перестилают за трупом уже в присутствии нового пациента. Умирают всё же реже, чем необходимо для непрерывного приёма, поэтому тех, кому, кажется, полегчало, переводят "на коридор".

Его перевели утром, поменяв на девяностовосьмилетнюю бабку из реанимобиля. Слабоват оказался. Вечером я вывез его тело, а ночью и тело самой старушенции. Пятьдесят три года, - считай, ровесник.
закрыто

Отказ от приема пищи

Я объявлял голодовки в пяти учреждениях трёх стран, а наблюдал их со стороны десятки. Отсюда некоторые замечания, поверхностная оценка эффективности тюремного неядения, так сказать.

Если бы ВОХРа бледнела от известия, что подследственный или осуждённый намерен игнорировать баланду, а после гурьбой неслась исполнять его капризы, то, наверное, билеты в тюрьму продавались бы на сайтах туристических агентств.
Collapse )

Страстная Пятница Линча

Аргентина. Дамам с нежною душою по ссылке не ходить - там фотография трупа.
https://www.clarin.com/policiales/ladron-linchado-ciudad-evita-preso-homicidio_0_w1pTHgMFI.html

"...Два вора сбежали, расталкивая людей. Но третий был пойман религиозной процессией Страстной пятницы, двигавшейся по улице.

Неизвестно, кто именно из процессии положил его ничком, связал ему руки шнурками и держал его. Но прежде его избили. От побоев грабитель скончался..."

С одной стороны, представил Крестный ход где-нибудь во Пскове, азартно топчущий случайного татуированного налётчика. Маловероятно. Немыслимо даже. Другие мы всё-таки. В такие моменты, по крайней мере.

С другой стороны, до странности рифмуется с крестною смертью Благоразумного Разбойника. Вдруг успел (снова музыка неба) линчёванный "возвести очи горе" в мгновение последней боли и - "нынче же будешь со Мною в раю". Нет же ограничений и алгоритмов.
ондатр

Вынырнув

Из какого-то другого, занавешенного мною, стыдного мира внезапно предложили написать сценарий мульта о Ксении Блаженной. А я шестнадцать месяцев после высвобождения из немецкой тюрьмы не просыхаю по съёмным квартирам. Во всём, что невозможно, во всём.

Набрасываю что-то, не отдавая, и не отдам, конечно, ни за что. Подумал заодно: явление подобной фигуры в сегодняшних застройках-гетто на окраинах Петербурга выглядело бы закономерным, ожидаемым, желанным.

И ещё две вещи, пока не впал и не забыл.

Нельзя, как Денисенко, говорить «я не с вами», - это самое важное, я это как-то всегда чувствовал. Это и есть личная воля. У всех полные панамки, но «я не с вами» - просто хамство. Небу.

Делегируя формулировки общих идей правлению совхоза, русские, усмехаясь по избам, по-прежнему талантливо работают и воюют. Только кончаются потихоньку. Уголовники с достоевщинкой – несомненный повод для разговора об особой национальной душе, но профессура с уголовщинкой – свидетельство её, этой души, приближающейся смерти.
ондатр

Признание

Одноклассник, высвободившийся из небольшой провинциальной тюрьмы, осмотрел мою квартиру, кота, фотокарточки жены, сына и дочери. Выпил рюмку водки, помолчал. Но не удержался:

- Мною в этот раз, между прочим, занимался Следственный Комитет.
ондатр

На Страстную про тюрьму и себя, мёртвого

Представьте бывшего вратаря молодёжной сборной по футболу - крупного, сильного, красивого сына богатых и влиятельных родителей, празднующего свой двадцатый день рождения в ресторане. Иваном зовут, допустим.

Гостей этак человек под семьдесят. Парень нагловатый, заносчивый, тщеславный - возможно, поэтому и призванный вместе со своим автомобилем и прочей сбруей в "спортивную братву". История обычная - вся жизнь через серьёзные тренировки и турниры, но травма в восемнадцать лет, end of career - а старшие товарищи с похожим прошлым уже рядом; из других, правда, видов спорта обычно, не командных.

И что-то наш пьяненький Иван повздорил с приблатнённым коммерсантом из гостей: что-то, видимо, не так ему, разменявшему третий десяток волку, сказали. Разные, очень разные люди на том празднике вместе сошлись.

Поорал футболист, даже хлестанул, кажется, разок предпринимателя, но оттащили, сразу и забылось. Гуляют долго, нудно, всю ночь - приходят, уходят, новые, старые, спортсмены, бандиты, родственники, шлюхи, музыканты, одноклассники, воры - всё вперемешку, даже сам Ваня к девкам успел съездить и вернуться, пока его красавица-невеста пила, танцевала и злилась.

Вдруг почти под утро - крик, беготня, застрявшая музыка. И менты. Тот коммерсант за углом между мусорными баками с проколотою печенью. Ничком, холодный.

Разумеется, сразу кто-то вспомнил о ссоре, глядь, а у Вани левый, конечно, рукав кремового пиджака небольшою бурою полоской испорчен. Левша, Ваня-то наш. Дальше, резонно: - Машину откройте, - а там - силы небесные! - нож под сидением, как в сказочной стране дознавателей. И пальцы на нём, пальцы!

Рассказал мне эту историю Ваня в тюремной больничке, недели две вдвоём. А спустя, наверное, месяц я в очередной камере знакомлюсь с Немцем, кличка у него такая пусть будет.

Дружим, едим вместе, проблемы вместе решаем, за квалифицированное убийство судится. Причём уже дважды ранее был оправдан по другим трупам, все примерно о нём знают, но не доказать.

И рассказывает мне как-то, что на дне рождения одного молодого гуся возможность заметил убить вообще незнакомого ему человека и футболиста-именинника подставить. Красиво сделать. И сделал, конечно.

Из профессионального куража. Ну, было наверное ещё что-то личное к Ване, как я думаю, однако не сказано. Ваня здесь же, как из предыдущего ясно, в этой же тюрьме сидит. Четыре года уже за судом.

Немцу в тюрьме авторитетные люди пытаются объяснить, что так нельзя, что, мол, отпусти мальчишку - "грузись"; в камеру нашу за деньги приходят, грозят, мы временами с заточками в руках спим. Но Немец
только ухмыляется. Я, разумеется, за него - едим вместе, да и не входит в меня ничего, так, по верхам скользит - "прикольно, чо".

Одиннадцать лет Ване дали. Хотя ясно всем было, что не он - ну, подраться там, кричать-пугать, даже забить в драке до смерти - наверное, мог бы. А по-тихому ножом в печень, да на своём дне рождения, да ещё одним тычком, да чтоб потом отпираться - не Ваня это, вообще не про него. Зато все, все улики полностью "изобличают". Судье деваться некуда. Красиво, да.

А Немец за другой труп два года отсидел, в Москву ещё на один "свой" по этапу съездил и из всех судов снова оправданный вышел. Невероятно, но абсолютный факт.

Мы правда разошлись перед тем. Я глупостей в камере наделал спьяну, бил кого-то, за языком не следил. А он себя непрерывно контролировал, даже пил недопьяна. Сказал потом, что мы теперь не вместе. И почти сразу на суд его увезли. Больше не виделись, не слышались. Но дело не в этом.

Вот страшный же человек. А как будто и не со мною это всё было, я словно со стороны вспоминаю, ну не я - как же я сейчас-то с этим бы мог? Да никак. Даже не вспоминал все эти годы, вот только теперь, 11 лет прошло, клянусь, точно стёрто всё было.

Ваня - я подсчитал - в 2011 году должен был освободиться. А у Немца - так, для краски - только старенькая мама была, она ему картошку варила и в тюрьму в полиэтилене несла. Я её, картоху эту, сам ел. С её же малосоленными огурцами. Больше у Немца ничего, отвечаю, не было. Девчонка какая-то при мне бросила, ждать не стала. Ваню же родители и коняком, бывало, поили; привязанные цирики на всех уровнях о Ване заботились. Понтовался Ваня этим по тюрьме со всею юною непосредственностью.

К чему я это всё... Страстная неделя и - где я, кто я, откуда я? Куда тот я делся, вдруг вернётся, другого-то, может, и нет, а - так, фикция, имитация, пена, дым. Зачем Христос, если силы у меня всё одно ни на что нету, или хоть сколько клеток сдохнет - снаружи, внутри, все сменятся - я-то где?...

Обычная такая Страстная. Извините.
ондатр

Внутренность падших

Условно-порядочный человек либеральных убеждений, в силу обстоятельств разрешивший себе брать чужое, выглядит менее странно, чем пойманный на воровстве консерватор. Это сказано не в презрение к кому-либо из них, а из понимания исповедуемых наклонностей.

Почему - и так очевидно. Но мне интересно, что для первого это станет досадною, стыдною случайностью, второй же, раз оступившись, себе уже не простит, нагородит теорий элитарного или религиозного свойства, ввяжется куда-нибудь ещё, и один пёс знает, чем это всё вообще кончится.

Примеров кругом тьма. Особенно теперь, когда денежного довольствия на всех привыкших не хватает. Например, берут и суют взятки те, кто год-два назад, пожалуй, тащил бы в участок или бил в морду за одно подобное предположение о своей персоне.

Вывод один: либералу с собою живётся много легче, консерватор же себя за грех доест окончательно. Вот такая приходит в голову фигня, когда глядишь на бледных решительных отцов семейств во времена экономического спада. И пьёшь в командировках.
ондатр

Вынужден защищаться восемью пунктами

Итак, я утверждаю, что существует европейски-цивилизованная уголовная преступность. Готов навскидку, из собственной телефонной книги, предъявить (самому себе, разумеется) человек семь русских, трёх кавказцев, двух литовцев, двух немцев, итальянца, латыша и тунисца, вполне отвечающих критериям, о которых чуть ниже. Ещё человек семь "в процессе становления". Про многих думаю, но близко не знаком, а потому не поручусь.

Ниже то, что я вижу в реальных людях, отвечающих, на мой взгляд, подобному разряду в условной типологии преступного мира. Собственно, именно их личные качества, свойства и навыки позволяют мне сформулировать "необходимые и достаточные" рамки для выделения отдельной группы.

1. Возраст - от 35 до 60; серьёзный уголовный опыт, в том числе и отбывания наказания, - с самой ранней юности.

Образование: формально - от тюремных библиотек до оконченных магистратов, однако в действительности это бессистемно-высокий уровень эрудиции, сочетающийся с какой-либо узко-профессиональной специализацией, и один-два европейских языка помимо родного. И, безусловно, основы уголовного и уголовно-процессуального права - в объёме университетского курса.

Отмечу обязательное знакомство с художественной культурой в той или иной форме - большинство чрезмерно начитано, однако встречаются и довольно тонкие знатоки жанровой музыки или отдельных направлений изобразительного искусства. Зачастую в подходящие периоды жизни сами с удовольствием занимаются творчеством - от литературы и танца до пения и монументальной живописи. И качество этих упражнений, скажу я вам, очень разное.

2. Произошедший катарсис. В моём и ещё трёх-четырёх случаях - религиозный, у некоторых связанный с любовью к женщине и (или) созданием семьи, кто-то "поменял жизнь" после смерти близких или собственных страданий - и т.д.

3. Прямо исходящая из п. 2 неприемлемость насилия для получения денег. В основном это прямое и убеждённое христианство; среди известных мне людей подобного склада лишь один заявляет об атеизме, ещё двое - магометане. Более того, воровать деньги даже у богатых людей - крайне нежелаемая и избегаемая ситуация. Объектами охоты становятся банки и крупные компании, которые, к слову, закладывают в каждый бюджет года определённую сумму подобных потерь.

4. Очень высокая планка верности и чистоплотности в личных дружеских отношениях.

5. Категорическое неприятие криминальных иерархических систем, включающее брезгливость и сарказм; принципиальное в них, в этих системах, неучастие. Однако, использование связей в этих системах или возможностей самих систем при случае не исключается.

6. Значительные периоды "ремиссии" - "завязки" или уклонения от "интересных предложений". Насколько я знаю, у некоторых заполняются эти лакуны усиленной рефлексией. Впрочем, рефлексия вообще свойственна этим людям, но именно в периоды "затишья" умножается крайне, перерабатываются целые массивы лет, событий, впечатлений.

7. Обычно, кстати (сейчас обратил внимание), существует легальный источник дохода (небольшое собственное дело, работа по найму, наследственная рента, богатая жена и т.д.). Однако он, как правило, по разным причинам (лень, неразворотливость, небрежность, некоторая деловая наивность или излишнее самомнение, "рынок" и пр.) нестабилен.

8. Это люди, выстрадавшие свою жизненную позицию, много и, думаю, верно про жизнь с людьми понимающие. Странные, безусловно, горбатые и бестолковые, в известном смысле бесполезные, несущие тревогу, а порой и настоящее горе своим близким до самой смерти. Пожалуй, неудачники. Но любимые - каждый! - очень многими условно "нормальными" людьми, знающими даже подробности. Все, без исключения, все - любимы. Необходимый критерий. Важный пункт.

Всё прочее индивидуально.
ондатр

Новая Газета: пнуть по-гармажаповски

Года 4 назад у нас на реабилитации был мальчишка-бурят, Баир, с обычным набором - воровство, гашиш и "быстрые" наркотики. Из виду не теряли, мониторили, как обычно всех выпускников, - боролся со своими страстишками с переменным успехом. Потом выровнялся. Как раз на прошлой неделе заходил к нам в Центр - отслужил в армии, работает, есть хорошая девчонка.

Я его отчего-то сразу вспомнил, увидев бурятскую фамилию под статьёй в "Новой газете" № 46 от 24-26 июня http://www.novayagazeta.spb.ru/2013/46/3. Материал называется "На дороги и ЖКХ деньги не понадобились" и рассказывает о поправках в бюджет Петербурга этого года, согласно которым депутаты дополнительно выделяют деньги некоторым организациям. Мимику статьи на подобную тему в "Новой газете" представить несложно - хитрый прищур, "да-да, конечно" и, кивая, губки дудочкой.
Collapse )