?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile
Стреляй в куст, Бог виноватого сыщет (русская поговорка)
1. Лгут только несчастливые женщины.

2. "Картина светской жизни также входит в область поэзии..." - пишет Александр Сергеевич Рылееву. Никак не представить, хоть тресни, что там у них вообще происходило.

Tags:

9 comments or Leave a comment
Мне не интересны документально-исторические книги, в которых авторы, потея и тяжело дыша, выдерживают «объективность» и «беспристрастность». Это как человек, решивший спеть, вдруг стал бы для чего-то тщательно прятать мотив. Их личные мнения, подобно жалким прихлебателям, робко выглядывают то из предисловия, то из сноски, но чаще всего прямо из тенденциозной подборки и компоновки исторического материала. «Предоставим читателю делать выводы» - любят они повторять, как будто подмигивая недоумкам. Ведь история всё равно нанизана ими на их излюбленные детерминанты. При этом лучшие силы отвлечены на изживание «комплиментарности» и «вкусовщины», а страх перед обвинением в «партийности» слепит интуицию и парализует художественную волю.
Совершенно иное впечатление оставляют работы, где отношение автора к происходящему изначально решительно определено и, по мере движения вглубь, непременно им уточняется из благородного опасения быть хотя бы на волосок неверно истолкованным. Он абсолютно творчески свободен, познав и приняв себя, утверждая правду и со-творяя её, господствуя над устремлениями своей души безраздельно, – так свободен, например, влюблённый, каждое движение, дыхание, мысль которого обращается ко благу возлюбленной. Он радостно и покойно отпускает себя – и достигает цели, он, повторюсь, – абсолютно свободен.

«Верные» - так называется книга Ольги Черновой. Цитирую первый абзац, сразу задающий тон дальнейшему повествованию: «Непереносимо тяжело углубляться в историю последних месяцев жизни Царской Семьи. Вокруг Государя – трусость, измена, ложь. Тех, кто предал, - много. Тех, кто мучил, издевался и убивал, - много. И потому так хотелось узнать о других, немногих, кто остался верен до конца. Утешиться тем, что Семья не осталась в полном одиночестве, что рядом были люди, которые скрасили и разделили с Ними страдания последних семнадцати месяцев жизни».

Биографические справки и мемуары очевидцев перевязаны в этой книге блестящими авторскими эссе, дающими чёткое, а для меня почти болезненное ощущение мучительных дней русской смуты. Должен сказать, что оценки автора точны и справедливы, а литературные манеры безупречны.
Публикую оглавление книги, чтобы не болтать лишнегоRead more...Collapse )

Tags: ,

3 comments or Leave a comment