Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Отдельный случай пионерского оппортунизма

В сентябре 1984 года мы с другом заняли высшие партийные должности. Обошлось без интриг, подкупа и шантажа — старшая пионерская вожатая просто представила нас, вполне известных в школе буйным нравом безальтернативных претендентов, нашим же товарищам, но со сцены актового зала. Я баллотировался на должность председателя Совета Дружины, Саня с девятого этажа обязан был стать комиссаром.

Благодаря даже не росту, а длине, я в течение предыдущего учебного года носил бархатное знамя дружины по любому подходящему поводу. Саня правильно бил в барабан. Наши выступления приходились на время уроков, а домашние задания партийным деятелям в обязанность не вменялись. Отсюда развилась идея полного овладения привилегиями. Мы до сих пор надеемся, что энергией нашей карьеры служил мой флирт с семнадцатилетней руководительницей. Я даже почти уверен.

Collapse )

Крылов

Модифицированный советский каток имеет одну изначальную и неизменную функцию - заравнивание русского самосознания. Вроде и бояться интернационалистам сто лет как некого, но спецтехника оплачена и работает. Инерция, страх, избыточный ресурс.

Национализм без живых, умных, острых на язык и лёгких на подъём мужчин невозможен. Их ждали многие, я сам вчитывался и вслушивался куда попало, приглядывался, искал кого-то, но пар "Русских маршей" вышел в свисток и, естественно, родил даже не мышь, а облако, похожее на мышь. Всерьёз привлекать внимание катка к своим выпуклостям решались единицы. Крылов, Белов да Дёмушкин - это, собственно, все, кто публично пытался строить в колонны возбуждённых подростков, возглавлять их и умничать в меру образования и таланта. Они уже в русской истории, без сомнений, - других для будущих учебников всё равно нет.

Умереть с клеймом "русский националист" - честь. Однако сейчас ему важнее вероисповедание. Костя, держись.

Про физмех))

На секундочку отвлекусь.

Политеховскому физмеху празднуют сто лет. Кто же пришел на смену русской профессуре под стены Политехнического с мандатом в смуглой руке? В таком неспокойном для имперской столицы тысяча девятьсот девятнадцатом?

Вокруг тихого факультета с тех пор менялись эпохи. А здесь всегда есть хлеб и теплится менора.
ондатр

Скорость и тлен

Ремесло Сорова кому-то могло показаться странным, кому-то — мелким и недостойным, но ведь главное, чтобы самому человеку нравилась его работа, а мнение окружающих — дело десятое. Конечно, иногда не совсем удобно, если не существует даже названия твоей профессии. Наборщик, например, термин типографский, так же как и глуповатое слово «печатник»; ну не машинист же, в самом деле, как производное от полузабытой «машинистки».

Впрочем, этот камушек в сандалии Владимир Васильевич давно перестал замечать, а когда всё же приходилось как-либо обозначать собственную профессиональную принадлежность, представлялся литератором, корректором или туманным référent.

К слову сказать, ни одно из этих определений не было в полном смысле ложью. Ведь начиналось когда-то действительно сочинительством. Юность, сбитая с толку Набоковым и Достоевским, избыточное внутричерепное давление и случайная пишущая машинка зарифмовали несколько строк, надиктовали несколько глав. Подвернувшийся некто, в очках и дипломах, многозначительно кивая, зачем-то выпятил нижнюю губу, и в результате этой мимической неопределенности Владимир Васильевич долго с болью отдирал от собственного лица толстовскую бороду и пушкинские баки.

Разогнав, наконец, банду мелких тщеславных бесов по закоулкам взрослеющей души, Соров осознал себя растерянным недоучкою без внятных склонностей, привычек и занятий, но с навыком точного и небрежного перебора клавиш пишущей машинки. Однако сознательно совершенствоваться в этом умении Владимир Васильевич принялся только после первого случайного заработка — курсового проекта знакомого пожилого студента, заплатившего бутылкою водки и большим кульком раздавленной карамели. Девяносто страниц рукописного текста с вкраплениями трех выдранных из каких-то учебников страниц следовало произвольно скомпоновать и срочно перепечатать. Гонорар вполне отвечал настроению, а собственно работа не вызвала никакого чрезвычайного напряжения. Всё вместе и приоткрыло смутную, но занятную перспективу.

Репетировать он принялся дома: сначала на печатной машинке, а после на стареньком laptop, купленном по случаю и прижившемся. Спустя некоторое время пальцы стали обгонять реакцию компьютера. Они мелькали над клавиатурой с такою скоростью, что на них специально ходили смотреть, а одну худенькую брюнетку при этом даже стошнило.Collapse )
ондатр

Литкружок на малолетке - 2.0 (!)

Я сегодня убеждён ещё более в том, что по-настоящему большая литература способна "окультуривать" в том числе и отечественных несовершеннолетних преступников.

В связи с этим окаменелым убеждением во вторник станет ясно, где пройдёт первое занятие возобновлённого литературного кружка - в Колпинской воспитательной колонии или в следственном изоляторе № 4.

По прошлому опыту скажу так: из десяти юношей, посещавших время от времени мой кружок в 2009-10 учебном году, четверо начали отправлять домой письма, чего ранее за ними не водилось, трое впервые отожгли по одному рассказу и (или) "два и более" стихотворения, а мой тёзка регулярно, как почтальон, привозил свою беллетристику целый год после освобождения. Под тегом литкружок на зоне можно посмотреть, я о них когда-то говорил.

Добавлю, что им со мною будет непросто. Набоков, Честертон, Андрей Белый, Брехт и Голсуорси - это поверх проверенных Шукшина, Аверченки и Герберта Уэллса. Николая Гумилёва, кстати, и О'Генри. И в заначке есть ещё, пусть не сомневаются.

Несколько дней назад моя дочь оговорилась на уроке истории своего седьмого класса. "Жирные мители" брякнулось вместо понятно чего. С нею бывает, задумчива и рассеяна. Однако, разглядев, улыбнулись только она сама, учительница и двое из класса. Прочие - слышавшие безусловно, поскольку дочь отвечала на отметку в полной тишине, - даже не хохотнули, даже не хмыкнули - не видят языка вообще, ни его красот, ни его шуток.

И этому тоже дОлжно учить, это - навык. Я вообще считаю преступлением отсутствие в русском школьном курсе Набокова, Андрея Белого и розановских "Опавших листьев". Ничего лучше для понимания того, как можно выразить жизнь словами, не существует.
ондатр

Кингисепп, Моисей и настойчивость

Году этак в 1994-м Слава Кингисепп, действительный правнук того самого упыря из эстонской чрезвычайки, жил напротив меня, через садик. К своему двадцатилетнему юбилею он вполне сформировался и, надо сказать, разошёлся не на шутку: таскал из дома деньги и драгоценности, воровал всякую дрянь из автомобилей, грабил проституток, в общем вёл непростую и насыщенную жизнь опийного наркомана. Его папа служил родине в КГБ-ФСБ, имел серьёзную машину, великолепную квартиру и печальную жену. Порою складывалось впечатление, что времени на защиту отечества у папы катастрофически не хватает, - Славу постоянно приходилось лечить, вызволять из тюрем, больниц и бандитских застенков.

У Кингисеппа-младшего был школьный друг по прозвищу Моисей. Вряд ли он был евреем, но ещё его звали «рыбина». Моисей торговал наркотиками лично - он любил их по-настоящему, до ревности и самопожертвования. В те времена, кстати, наркотики нужно было приготавливать как суп, смешивать ингредиенты и варить до готовности. При этом результат, как и положено, у каждой хозяйки получался разный. Моисей слыл виртуозом.

Примерно в это время Вова и Юрий, приехавшие в наш город-герой из Тверской области, устроились на работу в милицию оперативниками. Юрию перевалило за двадцать пять, он завёл жену и небольшого ребёнка. Вова выглядел значительно моложе, но тоже рвался в бой. Эти двое болтались по нашим дворам, пытаясь купить наркотики. О том, что они работают под прикрытием, знала даже шестилетняя внучка дворничихи, жившей в угловой парадной. Знакомясь с очередным ворьём ночью на школьном стадионе, разведчики честно представлялись:
- Вова.
- Юрий.

Они так и выглядели. Вова время от времени доставал финку и крутил ею, подражая кому-то из кино. Юрий сорил деньгами, покупая блоками «Кемел» в ларьке у Веты-Белоснежки, главной соблазнительницы двора. Несколько раз дворовая шпана изымала у них меченые деньги по схеме "стой здесь, щас принесу". Так прошло два месяца лета. Наконец они допрыгались.

Однажды Кингисепп спросил у Моисея, глядя из окна на Вову с Юрием:
- А чего бы этих ментят не привязать?
- Да говно вопрос, - ответил Моисей с закрытыми глазами.

Вове с Юрием было сказано, что первый раз купленное выносить нельзя, нужно употреблять сразу, «в хате». При этом, из соображений конспирации, впустить их Моисей может только по одному. Как Вова с Юрием при этом известии не обнялись друг с другом - загадка. Но видно было, что взяли, наконец, след. В результате оба укололись. Исключительно в оперативных целях.

Через две недели Юрий жил у Моисея. Чем-то он Моисею нравился. Вова, возможно, тоже хотел бы жить у Моисея, но понравиться не смог. Часто под окна Моисея приходила жена Юрия и молча смотрела перед собой, держа за руку ребёнка. Юрий стоял за шторой и матерился. Моисей тогда ему говорил:
- Юрий! - он называл его только так, уважительно, - Юрий, почему ты, гнида мусорская, до сих пор вторяки не отжал? Я тебя выгоню, Юрий.

Иногда Вова, Юрий, Моисей и Кингисепп писали отчёты для уголовного розыска. Естественно, Моисей узнавал обо всех запланированных каверзах уголовки вовремя и во всех подробностях. Ещё через четыре месяца оперуполномоченных Вову и Юрия на службе стали смутно подозревать. А они, худые, зелёно-жёлтые, со змеино-стеклянными глазами, всаживали себе в вены ежедневно по сто миллилитров чудовищного мутно-коричневого раствора ангидрированного мака и вообще перестали сдавать табельные пистолеты в оружейку.

Кончилось всё мгновенно. Однажды они вывели из участка попавшегося на чём-то Кингисеппа раньше, чем это успел сделать его отец. Папа рассвирепел. Поджёг на Моисее причёску и тот рассказал о разведчиках.
Больше мы их не видели. А жена Юрия устроилась в школу поваром. И впоследствии вышла за физрука.

Я это всё к чему. Когда очень хочешь чего-то добиться, оно иногда и складывается. Но как-то так неожиданно поворачивается, что вроде и не придерёшься, а уже петля. Вот у меня сейчас так. Потому и вспомнилось.
закрыто

Школьный ад

Дети в школе матерятся непрерывно. К старшим классам чуть снижают, а пик приходится на средние классы - 5, 6, 7. Впрочем, "шестиклассная" моя дочь утверждает, что соседние с её коллективом третьеклассники заткнут за пояс выпускников. В целом девочки матерятся больше, но мальчики изощрённее. Учителя либо игнорируют, либо ограничиваются символическим "как тебе не стыдно".

Поднимать об этом разговор на родительском собрании я не рискую: так уже два года разговаривают все без исключения дети "нашего" класса. Не сомневаюсь ни минуты в словах дочери: во-первых, потому что дочь, во-вторых, поскольку бываю во многих "обычных" школах по роду своих занятий. На переменах в коридорах стоит чудовищно-смрадный гул, а на отдельные выкрики, помню, испуганно оборачивался татуированный водитель "Газели", случайно помогавший нам поднять театральные декорации на второй этаж.

Прошлый год (5 кл.) моя дочь, слегка сломав позвоночник, провела, слава Богу, на домашнем обучении. Настоящий же учебный год мучителен и безнадёжен. Её любимые парусники, оснащение которых она изучила самостоятельно по книгам, и её личные Литургические воскресения, к Таинствам которых она приступает шестой год подряд, сталкиваются в школе с общественным безумием. Когда сегодня за столом, откусив от яблока и болтая ногою, она спросила: - а есть школы, где не матерятся? - я, наконец, решил, что мы в этой гимназии последний год. Я часто позволяю ей прогуливать школу и пишу при этом учительнице дерзкие, ничего не поясняющие записки. Дочь с 1-го класса и по сию пору круглая отличница, не имевшая ни единой годовой "четвёрки". У неё есть свой спасательный круг общения вне школы, состоящий из "Витязей" - детской эмигрантской организации 1-й волны, открывшей в 90-х у нас свои ячейки, и физика-фехтовальщика Бори 12-и лет, для неё согласившегося стать Арагорном.

Дело даже не в Дусе - для неё я что-нибудь придумаю. Но у меня сегодня чётко сформировалось убеждение - в наши школы, как в чумные бараки, детей отдавать нельзя.

Спасибо за внимание.
закрыто

Празднично-ноябрьское, компрометирующее

Весь седьмой класс я занимал должность знаменосца пионерской дружины, а мой сосед, одноклассник и лучший друг - председателя совета ея же. Как главные партаппаратчики мы были освобождены от учебного процесса и проводили каждый школьный день в пионерской комнате, плюясь жёваной бумагой в белоснежный бюст вождя или обсуждая достоинства семнадцатилетней пионервожатой. Отцы наши служили полковниками Советской Армии  (ВИКИ им. Можайского и Академия Тыла и Транспорта), а потому иногда мы отливали из их заначек некоторое количество спирта, утаскивали в школу и употребляли там же, в святилище юных ленинцев.

img220
Ленинград, ул. Сердобольская, д. 1,  дом-музей Ленина, 1983г.. Отсюда, по преданию, Ильич уходил штурмовать Зимний. Я (ещё шестиклассник) в центре.

Естественно, что мы саботировали все мероприятия, от участия в которых была возможность увернуться. Насколько я помню, за весь год я участвовал в трёх пионерских инициациях, одном параде и двух междружинных слётах. В мае, по итогам, у нашей школы отняли почётное звание "правофланговой", директор выгнал пионервожатую, а порванные нами барабаны и изломанные горны восстанавливал за родительский счёт пионер Шапиро, поскольку желал первым из параллели вступить в комсомол, а мы якобы могли ему в этом посодействовать.

Кончилось всё драматически. В мае мы, вступив в коррупционную связь с такими же, но районного масштаба балбесами, умудрились выкружить себе две путёвки в "Артек", однако легкомыслие нас всё-таки подвело. На итоговое и крайне торжественное собрание всех руководителей школьных дружин района в Доме пионеров мы явились выпимши. Во время чьего-то выступления я уснул и захрапел, а будучи грубо разбужен, послал всех в неприличествующее пионерам место. Путёвки у нас отняли, но, поскольку учебный год завершился, скандал раздувать не стали. А следующий, восьмой класс, - уже комсомольский.

Мой друг пошёл по партийной линии дальше - он решил стать секретарём всей школьной комсы, а я связался с маргинальными дворовыми персонажами и принялся испытывать всю мерзость на износ. Однажды он, немного стесняясь, попросил меня не обижаться, когда на школьном собрании он станет клеймить меня позором. "Ты же понимаешь, - сказал он мне, - если я проявлю принципиальность к лучшему другу, то легко стану секретарём". Я не возражал.
сКурышевым
1986 год, девятый класс, я снова по центру, но уже без пиджака.

Это последняя относительно мирная фотография моего юношества.

Слева от меня Илья, умерший на Страстной в этом, 2012, году от заражения крови, находясь последние четыре года в почти полностью парализованном состоянии, которое получил, выпав пьяный из окна второго этажа. Очень добрый и честный человек, одновременно с этим пьяница и наркоман. Отец - подполковник мед. службы из ВМА.

За мной - стоит на поребрике - Игорь , сидящий в тюрьме с небольшими перерывами последние двадцать лет. Отец - инженер на одном из военных заводов.

Крайний справа - Сашка, проснувшийся однажды в двадцать пять лет после домашней пьянки рядом с трупом собственной матери, которой кто-то проломил голову. Он очень тяжело отсидел за её убийство и спустя четыре года после освобождения, спившийся на круг, умер от цирроза. Отец - прапорщик-танкист, пропахавший в танке Африку, Ближний Восток и Южную Азию. 

Только Ирка вполне социально-благополучная - она очень быстро, году в 89-м, вышла замуж за военного венгра и уехала в Европу, откуда с тех пор улыбается всем нам, своим одноклассникам, очень дружелюбно. Отец - полковник в штабе ЛенВО.

Я тем же летом, когда фотографировались, сел на "малолетку" за разбой. А вынырнул из дерьма спустя двадцать лет. Хотя, если честно, по ощущениям, не весь.

Ненавижу своё детство, отрочество, юность. Извините.
закрыто

Библия, шестиклассники и квантовый продукт

Современная средняя школа картину мира не создаёт, а разрушает. Ей всё равно – научную картину формируют дома родители или религиозную, она силится сломать всё, к чему прикасается; её задача – вырвать с корнем первые же побеги интереса к предмету изучения, выжечь любознательность дотла. Одна из главных партий в этом мероприятии отведена учебникам. Наблюдая двух собственных детей 19 и 11 лет, а также (в силу профессиональных обязанностей) несколько десятков подростков, я утвердился в этом выводе довольно давно и взял себе за правило в один из сентябрьских дней разом просматривать все те школьные книжки, с которыми мои дети будут иметь дело в предстоящем году. Уверяю вас, каждый раз наша семья проводит занимательный вечер, полный хохота и гнева.

Свыкнувшись с подобным положением вещей и не испытывая мелочного злорадства, я никогда не плясал в живом журнале на костях редакционных коллегий, ограничиваясь кухонной критикой. Но в этом году несколько страниц одного из пособий тронули моё сердце.

Мировая художественная культура: Древний Восток: 6 кл.: /Авт.-сост. Л.В. Пешикова. – М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2003.

Глава третья «Избранные Богом» целиком посвящена Ветхому Завету.

Начнём с прекрасного абзаца, предлагаемого детям после крупной библейской цитаты (Быт. 2:7-22, 3:1-24), в которой рассказывалось о первородном грехе:

«И с тех пор, с момента рождения человечества, вслед за первыми людьми Адамом и Евой, каждый живущий на земле человек стоит перед выбором: к какому идеалу стремиться? К жизни в «райских кущах» - в незнании, ничегонеделании, в полном спокойствии и безразличии к окружающему, под защитой чьей-то сильной воли? Или же к жизни свободной, наполненной непредвиденными испытаниями и ответственностью за самостоятельно принятые решения и совершаемые поступки, предоставляющей самому человеку познать радость Создателя?»

Далее, вслед за описанием всемирного потопа (Быт. 6, 8, 18), авторы предлагают следующие вопросы:

«Понравился ли вам библейский миф о всемирном потопе? Чем? Какие мысли и чувства он у вас вызвал? Как вы отнеслись к поступку Господа Бога – он вызвал у вас одобрение или возмущение?»

Жертвоприношение Авраамом Исаака в учебнике иллюстрируется Рембрандтом и комментируется составителями таким образом:
Collapse )
закрыто

Преподы

1. Лекция по истории философии в рамках "среднего специального". В аудитории 53 (пятьдесят три) действующих  милиционера.
Лектор - средних лет и вполне заурядной "интеллигентной" внешности - дабы удерживать внимание слушателей предельно популяризирует предмет и, касаясь самых неожиданных вещей, вдруг выдаёт:
- Среди народов Европы есть только один, ничего этим народам так и не давший, ни в одной области, ни в чём вообще. Угадаете ? - хитро улыбаясь, он держит паузу, разглядывая лица сотрудников МВД России, - это - русские, господа. Да-да, вот так. Это - русские! - подчеркивает он и торжествующе откидывается на спинку стула.
Пауза. Тишину неуверенно нарушает прапорщик: 
- А этот как же... Водку-то который? Менделеев, что ли...
Его поддерживает старшина с первой парты:
- Во-во! Таблицу-то элементов...
Преподаватель, усмехаясь, машет рукой:
- Сомневаюсь я. Что-то тут не так. Вот в Европе как эта таблица называется? Кто там Менделеева знает? То-то! Это как с радио. У нас, дескать, Попов. А на самом деле? Маркони, все в мире знают - Маркони. И с Менделеевым, я подозреваю, что-нибудь подобное...
Лектор: Беспалов Евгений Анатольевич.

2. Лекция по основам экономики в тех же рамках и для той же аудитории, следом за философией.
Лектор - небольшая дама, очень живая, характерной внешности.
- Мы ведь вообще народ не торговый. Ну не наше это. Потому и в экономике нашей глупости столько. Вот вы святую Русь вспомните - тоже у нас не особо. Создать что-то - это да, а вот продать - извините. У нас, русских, это целая история...
Лектор: Ханукаева Стелла Захаровна. 


"Всё смешалось в доме Облонских..."

P.S. Это я учиться пошёл. На экстернат, за дипломом. 53 милиционера + я (10,5 лет ЗК). Цирк.