Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

ондатр

"Озеро Ан-Ласс". Idee fixe

"Хороший яд и входит больно. -
Не спал я ночь, другую вслед;
Пил кофей и вино безвольно;
На плечи взяв шотландский плед,

Бродил, подобно датской тени.
На третье утро всё же пал...
Восстал из ложа Ганнибал,
Никак не меньше. Так тюлени

Не голосят, завидев жён,
Как я, поляком разожжён.

Ещё до завтрака приказы
Отдал Тиберию, слуге,
Чтоб кони, сабли, скалолазы,
Трактат о язвах и цинге,

Запас провизии, камзолы,
Евреи с деньгами и поп -
Блюститель диких Божьих троп
Восточно-христианской школы -

Соединились на заре.
Сам пёкся чёрт о той поре.

Душевной алчности затея
Могла преткнуться лишь одним,
Но главным камнем: не имея
Безумца-друга, что гоним

Такой же страстною мечтою,
Никак не мог я одолеть
Свою психическую клеть.
Но я для дружбы много стою:

Никто - ни в детстве, ни теперь -
Не смел стучаться в эту дверь.

Рассудок гонит дьявол: если
Решить задачу не смогу, -
Убью себя в отцовском кресле,
На смех святоше и врагу...

Постой-ка: я врагу доверю
В походе спину и суму,
Когда не месть важна ему,
Но чает воскресить потерю!..

Ну что ж, гремучая вдова
Перчаткой выбила права."
ондатр

"Озеро Ан-Ласс". Письмо к княгине

"Княгиня, гнев не лечит раны.
Готовясь в путь, молюсь о Вас.
Чуть свет проводят шарлатаны
Меня на озеро Ан-Ласс.

Известна Вам, надеюсь, слава
Его мистического дна,
Хотя, уверен, ни одна
Сорока не украла права

Что ад узрев, что воды те,
Вернуться с вестью на хвосте.

Внимаю мифам безрассудно?
Пожалуй, да. Однако слух
Души моей исправить трудно
Ланцетом женских оплеух.

Безумие дорожных сборов
Родит порою дивный бред:
Достойны истинных побед
Ваш честный взгляд и пылкий норов.

Ужель Вам было бы не жаль
Надежды призрачную даль

Отдать нетронутою в руки
Уже отнявшие - пусть так! -
Супруга - походя, от скуки,
Как ветер скомканный пустяк?

Дурна оказия, не спорю.
Но если позабыть о ней
И за любовью, как Орфей,
Сойти навстречу злу и горю?..

Важнее, впрочем, чтить вражду.
Я Вас, конечно же, не жду."
ондатр

"Озеро Ан-Ласс". Княгиня

"Её решимость (вызнал позже)
Росла средь княжеских палат
В наивной дикости Карпат:
Крестьянам - кнут, дворовым - вожжи;

Отец не раз на кол при ней
Сажал воров и бунтарей.

Европа, милая Европа!
Излишни в срамном уголке
Листы от фиги до иссопа,
Поскольку мчишься на быке

Прогресса! Всё укрыто чудно:
"Права окраинная плеть
Уж тем, что можно сожалеть
О варварстве её прилюдно."

Быка задорит вонь окрест
Укромных европейских мест...

Латынь с монашкою зубрила.
Стрелять учили егеря, -
Харибду обнимала Сцилла:
Идти на крест монастыря

Иль стать мегерой полновластной -
Женой тирана смежных гор -
Таков назначенный простор
Девице резвой и несчастной.

Мечтала что-нибудь сама?
Молчат могила и тюрьма.

Однако Бог раздвинул сцену,
Сыграв родителю финал.
На Гиппократа Авиценну
Отец некстати променял.

Персидский лекарь почки князя
Новейшим средством поразив,
Сбежал от камня, как Сизиф.
Домашний грек придумал мази,

Отец их съел и, грезя вслух,
Благополучно отдал дух.

Руки сиротки древней крови
С фамильным замком и гербом
Искали лорды и панове,
Курфюрст представился рабом,

Варяжский конунг слал баллады
Топорной северной резьбы,
Сожгли амбар и две избы
Сватов нетрезвые отряды.

Княжна - задумчива, тиха -
Брала лишь куклы да меха...

Смеясь, но с затаённой грустью
Сама княгиня много раз
Вела к родному захолустью
Иным начавшийся рассказ."
ондатр

"Озеро Ан-Ласс". Княгиня

"Отряд боготворил Полину.
Неудержимая, как ртуть,
В седле, как кошка, выгнув спину,
Сама отыскивала путь,

Сама охотилась на волка,
Ночами пела у костра
И кровь смывала, как сестра,
Шарфами ангельского шёлка.

Я помню, ночью первый бой -
Укрыли женщин за собой;

Она сбежала от Агнессы,
Стреляла (правда, второпях)
И песнопениями мессы
В потёмках наводила страх.

Сержанта Германна шутливо
На марше дразнят из рядов:
- Небось, подохнуть ты готов
За это княжеское диво!

- Что жизнь, - ворчит, - за пару лент
Сержантский отдал бы патент"...
ондатр

И ещё из "Озера Ан-Ласс"

На плитах каменного пола
Щербины покаянных лбов.
О, скольких ты перемолола
Князей в бесчувственных рабов,

Тюрьма! Твои сжимая прутья,
Как рукояти верных шпаг,
Мы вновь и вновь замедлим шаг
В грязи былого перепутья...

Зима, ночь, ветер. Стынут рты.
Тиберий мне, из темноты:

- Согласно карте здесь граница
Цивилизованных земель.
Устали кони. Повар злится.
Крепчает, кажется, метель.

Огни по ходу видел, справа,
Должно быть, постоялый двор.
Часах в пяти отсюда - бор,
За ним - последняя застава.

- Княгиня что? - Теряет стать.
- Прекрасно. Едем ночевать.
ондатр

"Озеро Ан-Ласс". Заточение

"Не Бог весть что, портрет без сходства;
Скупы законы бытия -
Не переплавить благородства
На стих тюремного литья.

Скользя так быстро и полого,
Я жажду орган, метод, лаг,
Измерить бездны дымный шаг,
Узреть себя глазами Бога

И в муках чистого стыда
Рождать. Иль сгинуть навсегда.

Сегодня день суда и казни.
Напудренный грехом старик,
Поглубже в жизнь мою увязни!
Хотя, о чём я? Ты привык

Служить кухаркой эшафота.
Подай на пир! Я кончен здесь!
Пьянящую добавлю спесь
Губам, дрожащим отчего-то,

И на дуэли небольшой
Последним выстрелю. Душой."
закрыто

"Мертвец" ("der Tote")

Ливвон Бадрикум (Livvon Badrikum, 1943-1971)
"Мертвец"("der Tote") пер. с нем.

"В сыром и тёмном подземелье,
Где крысы брезгуют искать,
Мне цепь, что держит ожерелье
Стальное, заменяет мать:
Порою тихий исповедник,
Обнявший друг и собеседник,
На звеньях меток календарных
Рубцы, и колыбельный звон
Тяжёлый мне приносит сон.
Но здесь сынов неблагодарных,
Что мать суровую не чтут,
Поверьте мне, вполне поймут.
Collapse )